Музей истории науки (Оксфорд): «The Noble Dane: Images of Tycho Brahe» (перевод с англ. Бориса Лукьянчука) «Публикуя в нашем журнале книгу Бориса Лукьянчука «Страсти по Иоганну: Посверкивая циркулем железным…», мы случайно столкнулись с интересной загадкой на стыке науки 17 века и изобразительного искусства 19 века, когда решили оформить главы 10-15 красивой иллюстрацией…» (Мария Ольшанская) Борис Лукьянчук: «Страсти по Иоганну: Посверкивая циркулем железным…» (главы 16-19) …Даже на фоне этих великих ученых Кеплер остается физиком-теоретиком номер один, ученым, намного обогнавшим свое время. Соизмеримый с ним вклад в науку лишь век спустя сделал Исаак Ньютон, но он уже не возвышался одинокой вершиной среди ученых современников. Его окружали люди практически одинакового научного уровня, достаточно вспомнить того же Роберта Гука… Борис Лукьянчук: «Страсти по Иоганну: Посверкивая циркулем железным…» (главы 10-15) «Если я сочиняю календари и альманахи, то это, без сомнения, — прости мне, господи, — великое рабство, но оно в настоящее время необходимо. Избави я себя хоть на короткое время от этого — мне пришлось бы идти в рабство еще более унизительное. Лучше издавать альманахи с предсказаниями, чем просить милостыню. Астрология — дочь астрономии, хоть и незаконная…» Борис Лукьянчук: «Страсти по Иоганну: Посверкивая циркулем железным…» (главы 5-9) Два имени — Тихо Браге и Галилео Галилея — неотделимы от имени Кеплера. Совместная работа с Тихо Браге сыграла колоссальную роль в становлении Кеплера как ученого. Поэтому следует сказать, хотя бы вкратце, что это были за люди… Борис Лукьянчук: «Страсти по Иоганну: Посверкивая циркулем железным…» (главы 1-4) Мне давно хотелось написать о Кеплере, о его удивительной жизни и его гениальных открытиях. В течение десяти лет я по семестру в году преподавал в Линце, в Университете, носящем имя Кеплера, и десятки раз проходил рядом с домом Кеплера на Ратхаусгассе… Я дышал тем же воздухом Линца, что и Кеплер… Книга Бориса Лукьянчука «Страсти по Иоганну: Посверкивая циркулем железным…» Оглавление, ссылки на текст Борис Лукьянчук: «Творческая автобиография» (к собственному юбилею) Два года назад я опубликовал книгу стихотворений «Если писано кровью, то стоимость красок важней полотна» (Изд-во Литературная учеба, 2012). В этом же издательстве готовится к выходу книжка моих рассказов «Бурный поток моей жизни в искусстве». На этом, я думаю, с творческой автобиографией можно завязывать. Пишу я строки в Сингапуре, где в моей комнате 82 градуса по Фаренгейту… Пойдём от Вильяма Шекспира или «Буйство» многогранников Драматургию Шекспира Анатолий Евгеньевич Никольский поверяет графами, давая студентам задачки на составление причинно-следственных связей каждого действия пьесы, предварительно эту пьесу разъяв в фаустовском буквальном смысле. Заметим, что коммуникационные схемы из многогранников строил, например, Стаффорд Бир, известный своими экономическими стратегиями… Михаил Рабинович: «Прогулки с Миллером» … Я очень благодарен Судьбе за то, что мое становление происходило в научной среде, духовность которой определялась замечательными людьми — Андреем Викторовичем Гапоновым-Греховым и Михаилом Адольфовичем Миллером… Андрей Рождественский: «Новый Вавилон»
(прогулки с Лотманом в окрестностях смысла)
… Но вначале-то мысль была запакована в икосаэдре. И в другой голове тоже икосаэдр. Вот смысловая ниточка сворачивается с икосаэдра на кубик, а потом с кубика заново наворачиватеся на катушку-икосаэдр в другой уже голове. Вот так, примерно, мы можем понимать друг друга. Иногда, правда, икосаэдры в разных головах могут синхронно вращаться, и тогда мы понимаем друг друга без слов…
Борис Лукьянчук: «Колесо времени или в орбите MIRa»
(к юбилею физика Михаила Рабиновича)
… На юбилей Михаила Израилевича в Сан-Диего съехались его ученики, соавторы и друзья со всего света (каламбур — люди мира в орбите MIRа). Пробиться в число докладчиков на симпозиуме, посвященном юбилею, — было непросто…
Борис Лукьянчук: «Физик и лирик Лев Островский»
(из цикла очерков о российских ученых за рубежом)
… Профессор Лев Островский — человек интеллигентный и удивительно скромный. Даже многие из его сотрудников не знали, что он стихи пишет. Конечно, любой специалист скажет, что Лев Островский — это гуру в изучении волновых процессов. А как мне про эти процессы широкой публике объяснять?..
Борис Лукьянчук: «Мы будем счастливы – благодаренье снимку!» … В начале восьмидесятых Сергей Иванович Анисимов организовал серию ежегодных семинаров в Черноморке, спортлагере Одесского государственного университета, от Одессы до 14-й станции шел трамвай, а дальше до лагеря нужно было идти километра три пешком вдоль обрыва над морем… Дядя Боря: байка про науку седьмая: «Как потеряли Мишу» … Миша, дорогой, заканчиваю тем, с чего начал: мне нет прощения! Я один, я один во всем виноват! Это я потерял бдительность в самый неподходящий момент. Совесть гложет меня и не дает уснуть. И лишь скатившийся к горизонту жёрнов луны, да Венера, утренняя звезда, осеняют мой путь своим ненасытным блеском Андрей Манукин: «Как я стал «невыездным»
(из советского околонаучного прошлого)
… Как мне потом объяснили мои более опытные «старшие товарищи», моя ошибка состояла именно в том, что я согласился на личную встречу и на передачу пакета из рук в руки…
Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи», главы 19–21:
«Здесь Гегель и книжная мудрость и смысл философии всей!»,
«Об изъявительном и повелительном наклонениях и о первой любви»,
«До свидания, до следующего тысячелетия!»
«Поскольку данный очерк — заключительный и служит как бы послесловием, традиция разрешает личные излияния, и я, пользуясь этим, хочу сказать, что книга адресована молодежи, но молодежи не только и даже не столько в возрастном смысле, а всем, кого волнуют будущие судьбы человечества и судьбы мира…»
Андрей Манукин: «Командировка в капстрану»
(из советского околонаучного прошлого)
В 1979-м году мне выпала редкая по тем временам удача — съездить на конференцию в ФРГ. Редкая потому, что я не был членом партии, имел кавказскую национальность и происходил из семьи служащих…
Андрей Манукин: «Как «пройти» Подольский райком»
(из советского околонаучного прошлого)
Осенью 1980 года мне предстояла поездка в ГДР (у меня был приглашенный доклад на конференции). Преодолев все институтские инстанции, я отправился в Подольский райком. Как раз передо мной проходила выездную комиссию молодая работница местной фабрики. Когда она вышла, очередь стала пытать ее…
Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи», глава 18:
«Инварианты познания» (комментарий Бориса Лукьянчука)
«Я всегда считал невозможным вводить моральные критерии в науку и научные критерии в мораль. Но это невозможно, пока речь идет о научных сведениях и моральных нормах. Если брать вопрос о движении познания, о преобразовании научных истин и вопрос о преобразовании моральных канонов, то положение изменяется. В наше время уже нельзя их изолировать в такой мере, как в эпоху сравнительно стабильных научных знаний и стабильных моральных норм…»
Борис Лукьянчук: «Девушка и Любовь» (странички одной биографии) А начать свои очерки о русских ученых за рубежом я решил с портрета Александры Болтасёвой, которую российская «диаспора» любовно Сашенькой зовет. Причина для такого предпочтения была чисто литературная. Не секрет, что многие русские ученые стихи пишут. Это пошло еще от «шестидесятников», но такая традиция сохранилась и поныне… Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи», глава 17: «Поэзия познания»
(комментарий из книги Кирилла Ковальджи «Моя мозаика»)
Итак, думал я, уходя от Гёте, тайна поэзии познания состоит в переходах от одной логики к другой, от одного бесконечного ряда причин и следствий к другому ряду. Но ведь это свойственно в первую очередь нашей неклассической науке ХХ века…
Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи», глава 16: «Дифференциализм»
(комментарий из книги Кирилла Ковальджи «Моя мозаика»)
Для основного вопроса, который меня занимал, — связи характерной для Возрождения тенденции освобождения и автономии здесь-теперь с подготовкой новой науки, с подготовкой дифференциального представления о движении — мне показались существенными и другие замечания Бэкона о Шекспире…
Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи», глава 15: «Кубок Оберона»
(комментарий из книги Кирилла Ковальджи «Моя мозаика»)
Ребенок, повторяю, бессмертен. Зря подросток, узнав про смерть, пугается: умрет не он, а неведомый ему старик. Подросток плавно перейдет во взрослого: прежнего уже нет, но он не умирал. Потому: ты, сегодняшний, бессмертен! Умрешь не ты, а другой, которого еще нет (может быть, даже весьма другой!)…
Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи»
Главы 13-14: «Джузеппе Бальзамо и проблема необратимости времени» и «Прощание с арабесками», (а также статья «Декарт и русская наука»)
Сказанным заканчивается неупорядоченная часть моих воспоминаний. Вслед за этим очерком начнется систематизированная часть, встречи, беседы, сцены, сгруппированные в каком-то порядке. Отнюдь не хронологическом…
Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи»
Глава 12: «Могут ли пришельцы из настоящего изменять прошлое?»
Связь величия и свободы мысли с «косинусом ее угла по отношению к направлению общечеловеческой мысли» гарантирует ее устойчивость и независимость от случайных импульсов. В том числе — от тех воздействий, которые мог бы оказать пришелец из будущего на современную мысль и на ход событий в настоящем…
Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи»
Главы 9-11: «Равенна», «Франческа да Римини» и «Беатриче»
В начале XIV века, когда уже занималась заря Возрождения, я услышал фразу: «Музы познания и музы искусства равны и едины перед направляющим их Аполлоном Музагетом». И содержание и форма этой мысли — уже вполне возрожденческие — принадлежали Данте Алигьери…
Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи»
Главы 7-8: «Разговор в Принстоне о машине времени» и «Моцарт и Сальери» и путешествие из Болдина (1830) в Вену (1791) и обратно»
И здесь я не удержался от выдержки (без указания источника) из Хемингуэя: писатель должен скрывать эрудицию, изящество движений айсберга зависит от того, что семь восьмых его объема — под водой…
Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи»
Главы 5-6: «Улыбка Моны Лизы» и «Все действительное прекрасно, все прекрасное действительно»
И может быть, улыбка Моны Лизы — это улыбка красоты, адресованная всем попыткам ее истолкования; всем попыткам исключить из познания интуицию, вдохновение, эмоции. Может быть, улыбка Джоконды — это констатация несводимости красоты к логике. Может быть, в этом — определение красоты…
Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи»
Главы 3-4: «Лютеция» и «О чем думают химеры Нотр-Дам?»
Маркс по-новому рассматривал знаменитые Эпикуровы clinamen — спонтанные отклонения атомов от путей, предписанных законами природы. Такие отклонения означают индивидуальное бытие атомов, их автономию… А есть ли такие clinamen в системе вашего Эйнштейна? По вашим словам, вы можете увидеться с Эпикуром. Спросите его, как он относится к физике Эйнштейна. Не повторит ли он свое «лучше быть рабом богов, чем рабом физиков»?…
Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи»
Глава 2 «Рассказы Нектария»
У Анатоля Франса в его фантастическом романе «Восстание ангелов» есть самые фантастические главы — рассказ Нектария о штурме неба ангелами под предводительством мятежного серафима, низринутого в ад, ставшего Сатаной и после создания Земли помогавшего людям во имя мира, счастья, познания и культуры. Нектарий — один из героев первого штурма, спутник Сатаны…
Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи»
Глава 1 «О достоверности этих мемуаров»
Этот весьма любезный критерий истины напомнил мне рассказ о некоем дофине Франции, который никак не мог понять из объяснений своего преподавателя, почему сумма углов треугольника равна двум прямым углам. Наконец преподаватель воскликнул: «Я клянусь Вам, Ваше Высочество, что она им равна!» — «Почему же Вы мне сразу не объяснили столь убедительно?» — спросил дофин…
Борис Кузнецов: «Путешествия через эпохи. Мемуары графа Калиостро и записи его бесед с Аристотелем, Данте, Пушкиным, Эйнштейном и многими другими современниками» Содержание. Ссылки на главы книги Кирилл Ковальджи: «Аристид и пустота» Когда всматриваешься в темноту, постепенно невидимые звезды выступают из-за спины видимых, и все меньше остается между ними пустоты. А ведь пустота, если разобраться, — это как раз то, чего не существует. Нет и не было никакой пустоты между звездами. Просто есть между ними то, чего мы не видим… Байка о творческом разуме
«Божественное откровение» или просто «чушь собачья»
«В творческой голове разум снимает с ворот свою стражу, идеи льются в беспорядке и лишь затем он окидывает их взглядом, осматривая целое скопление их. Вы, господа критики, стыдитесь и боитесь мгновенного преходящего безумия, которое наблюдается у всякого творческого разума и продолжительность которого отличает мыслящего художника от мечтателя…» (Ф. Шиллер)
Байка шестая: «Гений на судне» Я эту байку исходно стал сочинять под впечатлением от газетных статей, последовавших за отказом Григория Перельмана получить премию Филдса (аналог Нобелевской премии у математиков) и миллион долларов за решение одной из семи сложнейших задач миллениума. Общественное мнение обсуждало поступок Перельмана с таким же недоумением, как некогда оно обсуждало уход Льва Толстого из Ясной поляны… Мишель Уэльбек: «Мир как супермаркет»
Глава «Абсурд как креативный фактор»
Поэзия разрывает причинно-следственные связи, она постоянно играет с взрывоопасной абсурдностью, но поэзия не сводится к абсурду. Она — абсурд, наделенный творческой силой, она творит новый смысл, странный, но стихийный, бездонный, волнующий душу…
Байка пятая: «В поисках внутреннего идиота» Доброе утро, уважаемые. Вы, наверное, уже по названию догадались, что речь пойдет о счастье — том самом, которое Чук, Гек и писатель Аркадий Гайдар понимали каждый по-своему. Аристипп с Сократом и Платоном про счастье до посинения спорили, пока Аристотель в это дело не вмешался… Ну а что по этому поводу наука говорит? Ученые установили, что ощущение счастья биохимически связано с образованием в головном мозге «гормонов счастья» эндорфинов… Владимир Шлаин: «Гапон Гапонович и оккупация Чехословакии» … Я сначала назвал этот рассказ «Скоморохи», Судак и ввод войск в Чехословакию», но потом решил, что читатель, увидевший этот заголовок, подумает, что автор уже настолько синильный (это прилагательное из олбанского, а не из Ушакова), что пытается обвинить группу «Скоморохи» в организации ввода войск в Чехословакию через крымский город Судак… Байка четвертая: «Мыслить — значит страдать» … Исаак Сирин, великий мистик Православия (вторая половина VII века), вывел странную, непонятную и тревожную формулу: «Знание рождает страх». Смысл этой формулы стал более ясен после изобретения атомной и водородных бомб… Ученым профессионально необходима честность, а в обществе, как говорил Оруэлл, ложь всегда идет на шаг впереди истины. Поэтому взаимоотношения ученого и общества никогда не были простыми… О влиянии солнечного света на работу мозга и языковые механизмы — Как известно, вначале было слово, и язык представляет собой тот же гармонический или ангармонический информационный ряд, возникший и претерпевший эволюцию, как и всякая ныне живущая самоорганизующаяся система.
— У нас разделение труда — племянник нашего дядюшки рассказывает свою байку, а я ее комментирую, сообразно смысловому ряду стихотворения Бориса Пастернака и названию пьесы Островского.
— Мне это напоминает историю, случившуюся в мои давние аспирантские времена. В Институте теоретической физики мы, аспиранты, все безумно гордились своими учителями…
Байка третья: «Интеграл без дифференциала» …Семинар идет по высшей математике, интегрируем — не фиг делать, я же первым интеграл и вычислил! Доцент Томашевич смотрит в мою тетрадку и криво ухмыляется: «Ландау говорит, что интеграл без дифференциала — все равно, что женщина без бюста!»… Вот и сорок лет прошло, в этом году — страшно подумать — отмечают столетие Ландау… Слово о словах (Физики шутят, или Хохмы первого и второго рода) — Если резюмировать, то есть такой смысловой глобус с семантическим покрытием и смысловой музыкой, где, отталкиваясь от определенного смыслового понятия, обязательно вернешься к нему в конце пути, как Магеллан или Васко да Гамма.
— Я понимаю, что это хохма. Но у физиков эта хохма имеет две разновидности — когда рассказывают полную чушь под видом «высокой науки» или же когда под видом «чуши» дают очень глубокое исследование.
— Дядюшка, у нас ни то и ни другое — у нас с Андрюшей научный симпозиум в современном значении этого слова, а не в прежнем, известном нам из истории древних греков и римлян.
Байка вторая: «У кого какой гудерманиан» Доброе утро, уважаемые. Помните анекдот про Василия Ивановича, который поступал в Институт красной профессуры? Его на вступительном экзамене попросили квадратный трехчлен изобразить. Василий Иванович отвечал, что он не то что изобразить, даже представить себе такую гадость не в состоянии… Байка первая «Про хрунечков» Здравствуйте, уважаемые. Позвольте представиться. Я — дядя Боря. Вы сами видите, что хрунечков у нас на дыбыре фучится теперь меньше, чем годов, прошедших со дня Октябрьской революции, и ясно, что с такими общечеловеческими ценностями — прямая дорога к культурной революции, которая уже, собственно, началась…
CSS
XHTML 1.1
Записки кофейного
секретаря

(байки про науку от дяди Бори)